Перейти к содержимому
Home » Просьбы о помощи .

Просьбы о помощи .

 Кому:

Тема: Программы помощи.

Уважаемый господин / госпожа,

10 августа 2018 года я присоединился к общественному движению под названием «Преодоление» – движению, которое стремится продвигать статус, качество жизни и права «прозрачных инвалидов» – таких людей, как я, которые страдают от медицинских проблем и тяжелой инвалидности, незаметны и, как следствие, страдают от серьезных нарушений прав.

Я слышал, что крупные технологические компании, такие как Google, Facebook или Amazon, проводят программы социальной помощи, в которые эти организации могут обращаться за финансовой помощью, которая проверяется в соответствии с критериями и критериями, установленными этими компаниями..

Я ищу более подробную информацию об этих программах помощи.

С уважением,

Ассаф Биньямини,

Коста-Рика, 115,

Подъезд А-квартира 4,

Кирьят Менахем,

Иерусалим,

ИЗРАИЛЬ, почтовый индекс: 9662592.

Телефоны: дома – 972-2-6427757.

Мобильный: 972-58-6784040.

номер факса-972-77-2700076.

Пост скриптум.

  1. Я присоединился к основательнице движения “Get Over”, и сегодня им руководит г-жа Татьяна Кадочкина, с которой можно связаться по телефону 972-52-3708001.

Телефонный контакт с ней возможен с воскресенья по четверг с 11:00 до 20:00 по израильскому времени, за исключением еврейских праздников и различных праздников Израиля..

Ниже ссылка на наш сайт:

https://www.nitgaber.com/

  1. Вот несколько пояснительных слов о нашем движении, появившихся в прессе.:

Татьяна Кадочкина, рядовая горожанка, решила создать движение «Преодоление» с помощью того, что она называет «прозрачным инвалидом». Пока на его движение собралось около 500 человек со всей страны. В интервью Channel 7 Diary она рассказывает о проекте и тех инвалидах, которые не получают должной и достаточной помощи со стороны соответствующих сторон только потому, что они прозрачны.

По ее словам, инвалиды можно разделить на две группы: инвалиды с инвалидными колясками и инвалиды без инвалидных колясок. Она определяет вторую группу как «прозрачные инвалиды», потому что, по ее словам, они не получают тех же услуг, что получают инвалиды с инвалидной коляской, даже несмотря на то, что они определены как имеющие инвалидность на 75–100 процентов..

Эти люди, поясняет она, не могут зарабатывать на жизнь самостоятельно и нуждаются в дополнительных услугах, на которые имеют право инвалиды-колясочники. Например, прозрачные инвалиды получают низкую пенсию по инвалидности от Института национального страхования, не получают определенных надбавок, таких как надбавка за специальные услуги, надбавка за сопровождение, надбавка за мобильность, а также получают более низкую надбавку от Министерства жилищного строительства.

Согласно исследованию, проведенному Кадочкиным, эти прозрачные инвалиды жаждут хлеба, несмотря на попытки заявить, что в Израиле в 2016 году голодных нет. В проведенном ею исследовании также говорится, что уровень самоубийств среди них высок. В основанном ею движении она работает над включением прозрачных инвалидов в очереди на получение государственного жилья. Это потому, что она говорит, что они обычно не попадают в эти списки, даже если предполагается, что они имеют право на участие. Она проводит довольно много встреч с членами Кнессета и даже участвует во встречах и обсуждениях соответствующих комитетов Кнессета, но она говорит, что те, кто может помочь, не слушают, а слушатели находятся в оппозиции и поэтому не могут помочь.

Теперь она призывает все больше и больше «прозрачных» людей с ограниченными возможностями присоединиться к ней, связаться с ней, чтобы она могла им помочь. По ее мнению, если ситуация сохранится, как сегодня, от демонстрации инвалидов, отстаивающих свои права и основные условия жизни, никуда не деться.

  1. Мой ID номер: 029547403.
  2. Мои адреса электронной почты: 029547403@walla.co.il или: asb783a@gmail.com или: assaf197254@yahoo.co.il или: ass.benyamini@yandex.com or: a32assaf@outlook.com Или: assaf002@mail2world.com
  3. Терапевтические рамки, в которых я нахожусь:

Ассоциация Реут – Хостел Авивит,

Ул. Авивит, 6,

Кирьят-Менахем,

Иерусалим, Почтовый индекс: 9650816.

Телефоны в офисах хостела:

972-2-6432551. Or: 972-2-6428351.

Электронный адрес хостела: avivit6@barak.net.il

  1. Меня лечит социальный работник хостела Авивит.
  2. Семейный врач, у которого я наблюдаюсь:

   Доктор Брэндон Стюарт, “Клалит Хелс Сервисез”

Клиника Променад,

Ул. Даниэля Яновского, 6,

Иерусалим, Почтовый индекс: 9338601.

Телефон в отделениях клиники: 972-2-6738558.

Номер факса в офисах клиники: 972-2-6738551.

  1. Возраст: 48. Семейное положение: Холост..
  2. Тип / модель домашнего компьютера:

Процессор Intel (R) Core (TM) i5-3470 CPU @ 3,20 ГГц

Установленная память (RAM): 8,00 ГБ

(Можно использовать 7,88 ГБ)

Тип системы – 64-разрядная операционная система, на базе процессора x64

Имя компьютера: 111886-PC

Сдаю с первого дня

Понедельник, 30 декабря 2019 г., от компании «Компьютерные адаптеры».

  1.       Я использую операционную систему: windows 10
  2.       Я просматриваю веб-страницы с помощью браузера Chrome и использую значительное увеличение экранных символов из-за проблем со зрением.
  3.       Мой провайдер: Горячий.
  4.       Дата рождения: 11.11.1972
  5.       Замечу, что я человек, говорящий на иврите, а мои знания других языков очень ограничены. За исключением среднего и низкого уровня английского и французского очень низкого уровня, у меня нет никаких дополнительных знаний в этой области. Я обратился за помощью к частной переводческой компании, чтобы написать это письмо.
  6.       Вот социальный отчет, написанный обо мне в 2011 году:

* Хочу отметить, что я прибыл на реабилитацию в психиатрическую больницу Кфар Шауль в Иерусалиме 8 марта 1994 года, а не в 2004 году, как было ошибочно написано в этом отчете.

28 июня 2011 г.

Кому: M.G.A.R. Компания.

Re: Ассаф Биньямини, Id. № 29547403 – Психосоциальный отчет

Общая биография: Ассаф родился в 1972 году, холостяк, живет один в квартире на улице Ха-Ракефет в статусе защищенного жилья (приют) от имени реабилитационной корзины, живет на пособие по инвалидности на фоне Психическое расстройство.

Ассаф – старший сын в семье из четырех человек. Его родители развелись, когда ему было восемь лет, отношения между его родителями во время брака описываются как жесткие. Отец женился повторно, и от этого брака у Асафа было трое сводных братьев и сестер. После развода Ассаф остался с матерью и сестрой.

С детства Ассаф страдал эмоциональными и двигательными проблемами. После смены места жительства в возрасте 4 лет он перестал разговаривать. Его направили на психотерапию в терапевтический детский сад. Ассаф был тихим ребенком, который уединялся, он проводил послеобеденные часы, читая книги по истории, работая на компьютерах, его единственной общественной деятельностью были шахматы.

В подростковом возрасте состояние его психического здоровья резко ухудшилось, у него развился бред преследования (неразборчиво), в том числе против жены своего отца. Была продемонстрирована попытка самоубийства, и его несколько раз госпитализировали в Центр психического здоровья Гехи. Попытка реабилитировать его была предпринята в общежитии в Петах-Тикве, но безуспешно. С этого возраста он больше не был интегрирован ни в какие рамки, он был социально отвергнутым ребенком, его странное поведение также вызывало сильную агрессию со стороны его окружения по отношению к нему, и это еще больше ухудшало его состояние.

В начале 20-летнего возраста Ассаф страдал от различных симптомов, основными из которых были обсессивно-компульсивные расстройства, в том числе и самоповреждение – такие проявления физического самоповреждения никогда не возвращались таким образом, но в настоящее время Ассаф причиняет себе вред с помощью манеры, которые он использует, чтобы справиться с обществом, и реальность, которая его окружает (а относительно этого вопроса – дополнительная информация будет предоставлена в дальнейшем).

В 2004 году Ассаф был госпитализирован в отделение реабилитации в Кфар-Шауле, а оттуда он переехал в защищенное жилье (приют) в сопровождении Ассоциации психического здоровья Энош. За годы лечения в реабилитационном отделении его состояние улучшилось, обсессивно-компульсивные симптомы значительно ослабли, а психотического содержания, такого как бред или галлюцинации, не наблюдалось. Ассафа сопровождала группа реабилитации психиатрической больницы Кфар Шауль, он продолжал получать сопровождение в своей резиденции через Ассоциацию психического здоровья Эноша, он получил психиатрическое лечение, его психическое состояние стабилизировалось, и он живет самостоятельно в сообществе.

Несколько лет Ассаф добровольно работал в Национальной библиотеке Израиля, но уехал из-за ухудшения физического состояния. После этого Ассаф проработал около полутора лет в компании Ha’Meshakem Sheltered Company (2005–2006 годы). По его словам, он ушел из-за проблем с персоналом. Впоследствии он работал на закрытом производственном предприятии на улице Ха-Оман и уехал из-за транспортных трудностей, пытаясь приехать на это рабочее место. В течение 2006-2007 годов его физическое и психическое состояние постепенно ухудшалось, и с тех пор он страдает от накопившихся психических и физических проблем – проблем со спиной, пищеварения, ухудшения его псориатического состояния, проблем с суставами, более серьезных и более частые приступы паники. Ассаф потерял веру в госуслуги, он утверждает, что наблюдается ухудшение качества обслуживания и профессионализма сотрудников. Он прервал свою связь и отношения с Ассоциацией психического здоровья Эноса, попытался найти эскорт с помощью Кидум

 

Ассоциация, которая не увенчалась успехом. В апреле 2007 года он обратился в Ассоциацию Цохар, частную ассоциацию, занимающуюся реабилитацией и оздоровлением.

.

В ноябре 2007 года он был направлен в Регистрационное общество психического здоровья общины Реут и был принят в общежитие Авивит в соответствии со статусом защищенного жилья (защищенного жилья), и его сопровождают сотрудники общежития.

Во время нашего сопровождения, предоставляемого в течение последних трех лет, можно наблюдать ухудшение состояния психического здоровья Ассаф, и ниже приведены несколько показателей, касающихся этого ухудшения:

  1. Уровень подозрений Ассафа растет, подозрения, которые усиливаются пессимистическим мировоззрением, абсолютным отсутствием доверия и веры в какие-либо терапевтические факторы, будь то медицинские, психиатрические или профессиональные. Отношения, которые он поддерживает с персоналом общежития, очень частичны, он отказывается принимать гидов (инструкторов) от общежития, и он готов поддерживать контакт исключительно с социальным работником, которого он также считает представителем системы, которая не стремиться к его благополучию.

 

  1. Склонность к уединению, которая ухудшается. Ассаф не связан ни с какими социальными рамками. Никаких дружеских человеческих отношений он не поддерживает ни с жителями Общежития, ни, как указано выше, ни с гидами (инструкторами) из Общежития, ни со своей семьей, от которой он также дистанцируется, почти до полной отстраненности ( слово «почти» используется, поскольку его мать настаивает на поддержании связи, несмотря на его сопротивление). Он не участвует ни в какой общественной жизни, по субботам и праздникам оказывается в уединении в полном одиночестве, он не отвечает ни на какие предложения присоединиться к определенным рамкам, мероприятию, кануну праздников и т.п.
  2.   Запутывания и встречи с терапевтическими факторами: за три года, в течение которых мы сопровождали Асафа, ему удавалось переключаться между несколькими семейными врачами в больничной кассе, некоторые из них явно стремились к его благополучию, но он не знал, как идентифицировать это. Он поссорился и спорил с персоналом Общественной клиники психического здоровья в Кирьят-Йовеле и наотрез отказался продолжать там психиатрическое наблюдение. Там тоже пытались подойти к нему посох, но он этого не заметил. Несмотря на то, что он – главный пострадавший от этой истории, он обратился ко всем организациям, имеющим отношение к психическому здоровью, с просьбой получить альтернативное психиатрическое наблюдение. Наконец, после нашего обращения в HMO Ir Ganim, была достигнута определенная договоренность, выходящая за рамки буквы закона, позволяющая осуществлять необходимое наблюдение в HMO. Его встречи всегда сопровождаются написанием десятков писем с жалобами, в том числе обращениями к средствам массовой информации, в отношении всех факторов, которые его лечат: реабилитационной корзины, Регистрационного общества психического здоровья общины Реут, Института национального страхования, больничных касс и т. Д.
  3. Бойкот общежития и ассоциации сопровождения: хотя он продолжает получать сопровождение от имени Регистрационного общества психического здоровья общины Реут, он отказывается прибывать в общежитие самостоятельно, и встречи проводятся исключительно в качестве визита на дом. Его подозрительность и враждебность направлены на персонал и жителей хостела, он даже пишет жалобы и сильно жалуется на самого эскорта. Тем не менее, определенный уровень нормального суждения о реальности действительно существует, и, несмотря на гнев и жалобы, он так далеко воздерживался от разрыва отношений с нами.
  4. Возрастающий уровень беспокойства: Ассаф очень обеспокоен своим предстоящим будущим, как с точки зрения своего психического здоровья и вариантов размещения, так и в финансовом и экзистенциальном плане. Этот уровень беспокойства заставляет его жить в невыносимой нужде и строгости.
  5. Воздержание и строгость в повседневной жизни: Ассаф убежден, что в недалеком будущем он станет бездомным, и, исходя из собственных соображений, он экономит электроэнергию и экономит на любых других расходах, и поэтому он не греет его квартира зимой, он не отапливает еду, и он не позволяет себе испытывать какое-либо удовольствие или удовлетворение. Он также экономит на вопросах своего здоровья, например, на стоматологическом лечении или лекарствах, которые могут облегчить физические страдания и боли, от которых он страдает.
  6. Навязчивое участие в переписке и письмах на все возможные факторы, которые, по его мнению, могут затронуть его сердце, что заставляет его оказывать помощь в обширной переписке, стало его жизненной практикой, он пишет, фотографирует и иногда распространяет в десятках копий, чтобы Правительственные учреждения, депутаты Кнессета, периодические издания и журналы, ассоциации, юридические фирмы, частные организации и организации, коммерческие предприятия и многое другое. В большинстве случаев он не получает никаких ответов, в некоторых случаях ему уделяется внимание – эта практика придавала его жизни смысл и содержание. По его словам, пока он жив, он будет продолжать, и это его способ борьбы за права, которых он заслуживает.
  7. Трудности с приспособлением к местам работы: на протяжении всего периода времени Ассаф менял несколько мест работы, каждый раз из-за трудностей, доступности или жалоб относительно условий работы. Однако следует отметить, что недавно он нашел себе предприятие, на котором он работает три раза в неделю, и пока они им довольны. Сам Ассаф не очень-то верит в это место, но на сегодняшний день и в течение последних двух месяцев ему удавалось продолжать.

Подводя итог: нет никаких сомнений в том, что его психиатрический образ не является обычным, есть несколько способностей, которые относительно сохранены, такие как: когнитивные способности, его способности устного и письменного выражения и, с другой стороны, серьезная психическая травма. Он находится внутри замкнутого круга одиночества и отчаяния. Характер его симптомов не позволяет ему получить какую-либо помощь или поддержку, он убежден, что весь мир против него, что выхода нет, и ситуация будет только ухудшаться. Психотических вспышек в обычном понимании нет, но есть истерики и жестокая агрессия, которые в настоящее время в основном направлены на его мать, когда она осмеливается навестить его (это было намного хуже, когда он жил с партнером, который страдал от его жестоких истерик.  и в результате мы были вынуждены прекратить их квартирное товарищество). Что касается Ассафа, то создается ощущение, что вся структура представляет собой герметичную параноидальную структуру, его суждение о реальности очень ошибочно и неадекватно, и это особенно очевидно, когда он не определяет людей, которые хотят ему помочь, и отталкивает всех. Можно заметить снижение эффекта вплоть до отсутствия каких-либо человеческих эмоций даже в отношении близких людей или опекунов / терапевтов, с которыми он ежедневно контактирует. Доминирующая эмоция, которая его контролирует, – отчаяние, которое продолжает ухудшаться. Это влияет на качество его жизни, не говоря уже о крайне низком уровне жизни, на котором он живет.

Как человек, который сопровождал его последние два года, и из разговоров, которые он вел с психиатром, лечившим его, нет никаких сомнений в том, что его поведенческие проблемы, его психические проблемы, истерики и тому подобное, относятся к ним и исходят от них. его психическое расстройство и, следовательно, его резкое, оскорбительное и возмутительное поведение также следует рассматривать как симптом его проблем, а не как их отдельную часть.

 

Наоми Харпаз

Социальный работник

Хостел Авивит

Ир Ганим.

Зарегистрированное общество психического здоровья REUT Community

Хостел «Авивит»

Хостел Авивит, ул. Авивит 6, Иерусалим 96508, телефакс: 02-6432551

Почта: avivit6@barak.net.il

 

  1. Ниже приведены некоторые пояснения / подробности о жилищных условиях инвалидов.

 

  1.   Проблема финансирования / выплаты арендной платы – много лет назад (и неясно, кем, но, очевидно, каким-то государственным чиновником) было решено, что инвалиды, живущие в общине, имеют право на 770 шекелей в месяц для оплаты аренды. Как известно, в последние годы в Израиле резко выросли цены на жилье, что, естественно, привело к росту арендной платы. Но цифра 770 шекелей, полностью произвольно установленная много лет назад без каких-либо объяснений и логики, не обновлялась.

 

К сожалению, даже после обширной переписки (тысячи или даже десятки тысяч писем, и, к сожалению автора, эти цифры не являются преувеличением), разосланных всевозможным сторонам – различным отделам Министерства жилищного строительства и строительства, другим министерствам, такие как министерство финансов и канцелярия премьер-министра, многочисленные журналисты, со многими из которых автор беседовал лично, многочисленные адвокаты и даже следственные фирмы и посольства зарубежных стран – ничего не помогло. В результате объем помощи не обновлялся, и многие инвалиды выбрасываются на улицы, чтобы умереть там от голода, жажды или холода зимой или от жары.

 

инсульт и обезвоживание летом.

 

Следует отметить, что правозащитные организации, такие как Yedid: The Association for Community Empowerment и клиники юридической помощи университетов и колледжей, с которыми связан этот автор, никогда не могут помочь по простой причине: сумма помощи составляет 770 шекелей. предусмотренных законом, и правозащитные организации могут помочь в соответствии с действующим законодательством. Единственный адрес, по которому необходимо внести поправки в законодательство, – это Кнессет.

 

Но дело только усложняется: как известно, долгое время (эти строки были написаны в пятницу, 17 января 2020 г.) Израиль проводит одну избирательную кампанию за другой, и даже третьи выборы, назначенные на шесть недель позже, будут не обязательно предвещать создание действующего правительства. Следует отметить, что даже когда Кнессет и правительство ответили на запросы этого автора, организаций инвалидов и многих других относительно помощи, депутаты Кнессета автоматически направили запросы в правозащитные организации, несмотря на то, что члены Кнессета полностью осознают, что в этом случае организации не являются адресом; они сами есть.

 

  1.   Общение с владельцами квартир: во многих случаях инвалидам трудно договориться с владельцами квартир из-за их инвалидности или болезни. В этих обстоятельствах социальные работники должны выступать в качестве посредников, и большинство социальных работников не могут брать на себя эту роль во всех случаях. Более того, в последние годы произошло резкое сокращение числа должностей социальных работников, а также тяжелые условия работы, низкая заработная плата, частое ненадлежащее обращение со стороны семей пациентов, которые часто необоснованно считают социальных работников ответственными за неправильный уход за своими пациентами. родственники получают – в сочетании с непосильной рабочей нагрузкой, которая иногда заставляет их пренебрегать неотложными или опасными делами, усугубляют трудности для инвалидов в поиске подходящей квартиры и помощи социального работника.

 

  1.   Платежные средства пациентов – бывают случаи, когда человек переезжает жить в сообщество после длительного пребывания в больнице и не имеет нормальных жизненных привычек, таких как выход на работу или принятие на себя ответственности за управление своей жизнью. Часто условия подписания договора аренды, такие как гарантийный чек, недостижимы для людей на данном этапе их жизни. Предыдущие лечебно-реабилитационные учреждения (одну из которых этот автор использовал 25 лет назад, когда его выписали из больницы в учреждение для престарелых) были закрыты или сократили свои операции в последние годы, тем самым препятствуя реабилитации людей на этом этапе их жизни. , которые не могут добиться прогресса без этих важных структур лечения и реабилитации.

 

  1.   Нормативные проблемы – в настоящее время наблюдается полная несбалансированность прав и обязанностей собственников квартир с одной стороны и арендаторов с другой. Многие законы защищают владельцев квартир от возможных злоупотреблений сроком аренды со стороны арендаторов; и наоборот, нет законов, защищающих жильцов от злоупотреблений со стороны владельцев квартир. Следовательно, аренда включает в себя множество скандальных, драконовских, а иногда и незаконных положений, и нет никаких законов, защищающих арендаторов, которые вынуждены подписывать договоры аренды. Во многих

 

В таких случаях арендаторы не имеют законного права возражать против вредных положений, которые они должны подписать в качестве условия для сдачи имущества в аренду, и они полностью подвержены капризам владельцев квартир, иногда даже в период аренды. Очевидно, что это проблема для населения в целом, но следует учитывать, что, естественно, для обездоленных групп, таких как инвалиды или больные, иметь дело с владельцами квартир в этих обстоятельствах.

.

  1.   Трудности в объяснении – есть существенные трудности в отношении возникших трудностей и их раскрытия в публичной среде с целью внесения необходимых поправок. Текущие приоритеты различных средств массовой информации, которые не заинтересованы в этом предмете, разделение между организациями с ограниченными возможностями, незаинтересованность очень многих сторон в обществе, в котором мы живем, чтобы играть активную роль в усилиях по исправлению и улучшению ситуации, имеют большое значение. значительно препятствуют усилиям по повышению осведомленности общественности об этих проблемах таким образом, чтобы вынудить членов Кнессета внести поправки в законы, а не продолжать их игнорировать и ничего не делать. Есть еще одна трудность, связанная с запуском рекламной кампании: инвалиды, живущие на пенсии по инвалидности, не могут платить огромные суммы, которые рекламные агентства требуют за управление кампанией по решению этой проблемы, и прилагаемые автором огромные усилия, чтобы обойти это препятствие путем участие в студенческом рекламном проекте не помогло, потому что студенты не проявили интереса и сочли этот вопрос важным.

 

 

Print Friendly, PDF & Email

Leave a Reply

Your email address will not be published.